• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: когда-нибудь я напишу роман (список заголовков)
00:06 

Сон

- ...теперь идём в комнату службы безопасности, тебе там выдадут пропуск.
- Ага.
- Вот тут твоя фотка, держи. Сейчас вложим в пластиковый чехол. На, носи всегда с собой, постарайся не забывать.
- Конечно.

Кусочек пластика в чехле из двух кусочков пластика. На симпатичном шнурочке корпоративной расцветки. Носишь на шее, и тебе уютно. Носишь на шее, и ты часть компании.

Идёт себе жизнь. Улыбки и вежливые слова, борьба, борьба за выживание и повышение, за признание и премирование...
- Не могу я так больше, ты знаешь, - говорит Катя на кухне за бумажным стаканчиком кофе. - Я домой прихожу ночью, я детей не вижу.
- Мне тоже не нравится.... - но я не доктор, решать чужие проблемы. Очень некстати мимо проходит катин начальник, и она убегает на рабочее место.

- Знаешь, он меня вызвал на ковёр. И сказал, что я должна работать в выходные. Тогда, может быть, в мае разрешат несколько дней не приходить.
- А как же дети?
- Но что я могла....

Нет, мне это больше не нужно. По сложной совокупности причин, разумеется. И, разумеется, это только моё дело, что там за причины. Но к нему надо зайти. Что ж, зайдём.
- Почему ты хочешь уйти?
- Мне это необходимо.
Он встаёт и подходит ближе.
- Ты же понимаешь... - внезапно он хватает шнурок от висящего на шее пропуска и лихо его заворачивает. Шнурок впивается в горло. - Понимаешь, что компания нуждается в тебе.
Не успеваю ответить, как шнурок практически лишает меня возможности дышать.
- Я. Нуждаюсь. В тебе.

Ага, конечно. Я буду работать днями и ночами, а ты получишь премию. Резкий рывок шнурка роняет меня на колени, после чего хватка чуть ослабевает. Я вижу, как он закуривает. Не затягиваясь. И рука с тлеющей сигаретой тянется к моему лицу. Ещё немного, и он обожжет меня. Мне не страшно, просто противно: кто он и что, чтобы так поступать? Резко дёргаю головой в сторону, на мгновение шнурок врезается в горло, не давая вдохнуть, но нажим тут же пропадает.

- Иди, - он, выпустив шнурок, отворачивается и тушит сигарету. Больше ему со мной говорить не о чем. Мне с ним, впрочем, тоже. Остается только выйти, думая, что Катя, пожалуй... А вон она, сидит, склонившись над работой.

Да нет, ребята. Шнурок - это всего лишь верёвочка. И она не может удержать, если ты не наделяешь её этой властью.

@темы: когда-нибудь я напишу роман

00:22 

Так забавно в 15 представлять себя героем.
То есть нет, в 15 это очень важно и нужно.

Спустя полжизни смотреть на след от тех игр... Хорошо, что непонятно, что это и откуда.
Это ведь не значит ровным счётом ничего... Только, разве что, выбирать из толпы идиотов хотя бы смелых мальчиков.

"Солнце в глаза, как там, среди камней"...

@темы: когда-нибудь я напишу роман

01:13 

Надежда

если бы я умела снимать клипы


Светит незнакомая звезда,
сквозь влажную зелень деревьев старого сада виден лишь кусочек неба
Снова мы оторваны от дома,
слабый лунный свет едва освещает большую полупустую комнату гостиницы, переделанной из старого детского садика
Снова между нами города,
на карте сменяются названия и точки Москвы, Екатеринбурга, Новосибирска, Иркутска
Взлётные огни аэродрома.
самолёт взлетатает в темноте, из его окна видны только яркие огни, которые медленно исчезают, оставаясь внизу

Здесь у нас туманы и дожди,
мокрые деревья сада, едва виднеющаяся в тумане разбитая асфальтовая дорожка, сквозь которую растёт трава

Здесь у нас холодные рассветы,
зябко поёживаясь и стряхивая капли то ли дождя, то ли росы, девушка заходит с балкончика в гостиничную комнату

Здесь на неизведанном пути
извилистая, спокойная здесь и широкая река сменяется видом сверху на огромный химический завод

Ждут замысловатые сюжеты.
в маленькой комнатке здания заводоуправления, заваленной бумагами, девушка встречается глазами с темноволосым невысоким лохматым парнем


Надежда - мой компас земной,
у парня на руке обручальное кольцо

А удача - награда за смелость,
они сидят рядом в едущем от завода мимо реки микроавтобусе

А песни довольно одной,
девушка в ресторане сидит рядом с другим парнем, светловолосым; темноволосый и ещё несколько человек за тем же столом

Чтоб только о доме в ней пелось.
девушка на гостиничном балкончике видит на экране телефона СМСку "Я скучаю", сбрасывает её, суёт телефон в карман и уходит в комнату


Ты поверь, что здесь издалека
в какой-то комнате сидит на разложенном диване новый парень, пишет СМСку, за окном светло

Многое теряется из виду,
затокном темно, парень смотрит на телефон, бросает им в стенку и падает лицлм в подушку

Тают грозовые облака,
девушка, темноволосый и ещё двое сидят в гостиничном холле, на столе бутылка мартини и стаканы, в руках ноутбуки, они оживлённо что-то обсуждают

Кажутся нелепыми обиды.
в пустом номере на столике звонит телефон

Надо только выучится ждать,
девушка заходит в номер, темноволосый, стоя в коридоре, закрывает за ней дверь; она берёт телефон и, не глядя, выключает его

Надо быть спокойным и упрямым,
за окном ночь, девушка сидит за столиком с ноутбуком и сосредотченно что-то печатает, в кадре мелькают экселевские таблички и ряды цифр

Чтоб порой от жизни получать
темноволосый сидит рядом с девушкой, они вместе смотрят в экран, он ей что-то показывает

Радости скупые телеграммы.
они отставляют ноутбук на стол, он её целует, свет меркнет


Надежда - мой компас земной,
самолёт взлетает мимо строений аэропорта

А удача - награда за смелость,
темноволосый и девушка сидят в соседних креслах

А песни довольно одной,
они выходят из аэропорта, садятся в разные такси

Чтоб только о доме в ней пелось.
девушка сидит в такси, за окном мелькает трасса Шереметьево-Ленинградка, виден указатель "Москва"; темноволосый на вокзале, идёт к поезду, на табло высвечивается "Санкт-Петербург"


И забыть по-прежнему нельзя
парень в комнате, просыпаясь, вскакивает с дивана, оглядывается, падает обратно

Всё, что мы когда-то не допели,
мужчина с гитарой сидит на стульчике, рядом полукругом темноволосый, светловолосый, девушка, ещё трое: мужчина, девушка, парень; у всех на головах синие кепки с какой-то белой надписью, на шеях чёрные платки

Милые усталые глаза,
лицо девушки крупным планом, вокруг размыто кружатся парень на диване лицом в подушку, темноволосый в костюме и при галстуке, светловолосый в кепке и шейном платке и мужчина с гитарой

Синие московские метели.
девушка и темноволосый идут рядом в темноте по Садовому рядом со Склифом, сворачивают в какую-то улочку

Снова между нами города,
на карте мелькают Москва, Тверь, Вышний Волочек, Новгород, Петербург

Жизнь нас разлучает, как и прежде.
темноволосый обнимает и целует темноволосую беременную девушку, крупным планом их обручальные кольца

В небе незнакомая звезда
в небо взлетает самолёт, внизу огни, вверху звезда

Светит, словно памятник надежде.
девушка в самолёте смотрит в иллюминатор, откидывается на спинку кресла и закрывает глаза

@темы: когда-нибудь я напишу роман

19:00 

Она была талантливой девочкой. Во всяком случае, её мама была в этом уверена. Мама возила её в музыкальную школу аж в саму Рязань - не меньше получаса автобусом из их деревни! - а потом плакала от счастья, когда она получила отличный аттестат и поступила в музучилище. Мама даже не сомневалась, что она поступит в консерваторию в Москве, ведь она была так талантлива, да к тому ещё и прилежна! Она занималась по восемь часов в день, не вставая из-за фортепиано.

Это хорошо, что мама поехала с ней в Москву на вступительные испытания. Нет, не потому, что маме довелось разделить чувство дочкиного триумфа. Реальность оказалась жестока: маме пришлось везти её домой в слезах, в истерике, в почти невменяемом состоянии. Почти ли?
Приёмная комиссия прослушала, похвалила технику, но вердикт был: не подходит. Следующий.

Слёзы, рыдания, успокоительные, врачи, "подлечиться бы", несколько месяцев в клинике. Кое-как научиться жить с осознанием не-талантливости. Бесталанности. С приговором: учитель музыки. Похоронить мечты о концертных залах и поклонниках с цветами.

А мама старалась, помогала как могла. Устраивала для неё отделения в концертах или даже сольные выступления то в местном ДК, а то и на рязанской сцене. Она выходила нарядная, улыбалась, играла, кланялась. Внимала жидким аплодисментам. Осознавала, что это всё не то, но продолжала давать своё согласие на выступления ради мамы.

Меж тем земля полнилась слухом. Москва - и та большая деревня, что уж говорить о Рязани да о деревне обычной, маленькой. Врачи, лекарства, клиника, - такое не скрыть и не спрятать. И она после этого концерты даёт! Что ты, сынок! Пианистка, конечно, миловидная, но разве ж ты не слышал, что тётя Маня рассказывала?

Скоро про это знали все. Скоро во всей Рязани и окрестностях не осталось ни одного парня
, который бы на неё взглянул хоть с каплей интереса.

И как же внезапно ое подарил ей цветы! Вот так вот подошёл к сцене и подарил! Ей никто и никогда не дарил цветов на выступлениях в деревенском ДК, даже и раньше, тем более теперь.
- Я же говорила тебе, доченька! Ты талантлива! У тебя море поклонников! - а что она могла ответить маме, если и сама не знала, что думать?
На следующий день, выходя из ДК, где она вела музкружок, она с удивлением почти споткнулась о давешнего парня. Он совершенно случайно прогуливался, надо же, какое совпадение, так приятно встретить столь талантливую девушку в этих краях, она же не против, если он её проводит?..

Ларчик открывался просто: Игорь был не местный. Точнее, родился он тут, но в юные годы переехал вместе с отцом - ударником труда и начальником цеха, - в Москву, и сюда приезжал только отдыхать к бабушке. Но вот уж несколько лет тому, как бабушка умерла, так что он просто приезжал в полузаброшенный дом, и некому было поведать ему про историю с врачами, клиникой, бесталанностью.

Он не был коасив. Он не был особенно умён, или остроумен, или жлегантен. Он вылетел з института за неуспеваемость, отслужил в армии и устроился работать в Мосводоканал на инженерскую должность. Это было ого-го для парня с неполным высшим! В свои полных 25 он уже сверкал седыми волосами в шевелюре, а в лице было что-то лошадиное.

Но он дарил ей цветы! Встречал после работы! Едва приехав в деревню с вечерней электрички, - а он теперь стал приезжать каждые выходные! - он оказывался у её крыльца с букетом. А она позволяла ему, принимала ухаживания. Это было для неё внове: детство прошло за фортепиано в ожидании будущих поклонников и цветов, молодость проходила в унылом отчаянии бесталанности и известной славы.

Однажды с очередным букетом он сказал:
- Стань моей женой, - и спрятал глаза.
В её сердце ничего не отозвалось. Её губы произнесли:
- Да...

Свадьба, переезд в Москву, работа по специальности - учителем музыки, - рождение сына... Он, её мальчик, был талантлив. У него был идеальный слух. Она занималась с ним с раннего детства, она отдала его к лучшим педагогам, она пристроила его в престижную школу.... Заботы о сыне поглотили её с головой.

Она делала всё, чтобы только не думать о муже, не замечать его, не слышать, не видеть. Она даже спала в одной комнате с сыном, а в комнате с мужем спала переехавшая к ним после смерти свёкров её мама.

Она не хотела себп признаваться, что презирает мужа, презирает за неуспеваемость, за лошадиное лицо, за работу в Мосводоканале. За бесталанность.

Более того, она боялась. Боялась признать, что презирала его всегда, с первой, ну, может, со второй встречи. Что вышла замуж за этого презираемого человека, потому что он был её первым и последним шансом стать женой, вырваться из ловушки. Поэтому она не думала о нём не разговаривала с ним, не спала с ним водной комнате. Тем более, он начал выпивать, а потом и пить. Сначала было трудно проверить, сколько он проипл, но с появлением новых технологий задача упростилась: его банковская карточка лежала у неё, он даже не знал ПИНа, она сама снимала деньги по мере надобности, и ему на карманные расходы выдавала она, с таким расчётом, чтобы хватило на проездной и не более двух бутылок пива в месяц. А обеды для него готовила её мама.

Она жила с этим презираемым человеком, и она всегда могла ответить, ради чего. Ради того, чтобы у ребёнка был отец. Чтобы её сын никогда не вырос такой вот безвольной спивающейся посредственностью.

@темы: когда-нибудь я напишу роман

00:10 

Иногда мне нравилось в субботу утром прогулять занятия и пойти в кино с Валерой.
Непременно в 5 звёхд на Павелецкой, на утренний "детский сеанс", мультик или детский фильм.
А потом неторопливо гулять с ним по улицам и паркам, если тепло, выпить где-нибудь кофе, если холодно.
Мне по-прежнему интересно, жив ли он.

@темы: когда-нибудь я напишу роман

23:52 

Мои отношения с городом Питером складывались долго, трудно, да так и не сложились.

Первый раз я попала туда лет в 13. Мы приехали на машине. ГАЗ-31029, если кому-то интересно. Летом.
Ехали долго, занудно, руливший папа время от времени пил кофе из термоса. Вообще всё как-то с надрывом делалось. По пути заезжали в Валдай зачем-то.
Поселились в гостинице Турист: в закоулках неподалёку от Московского проспекта, трёхместный номер с удобствами на этаже, в соседних номерах какая-то глубоко пьющая компания.
Ездили на машине. Купили атлас и я штурманила, пытаясь пробраться в лабиринте одностороннего и перекрытого. Посетили Эрмитаж, Кунсткамеру, Петергоф (2 раза), Пушкин, ещё что-то, наверное. Русский музей, я так думаю. Лазили на колоннаду Исакия, смотрели Спаса-на-крови, конечно. В общем, стандартный турист-набор.
Мне было довольно скучно, разъезды выматывали, пьяные соседи доставляли ночью, а душ на этаже ранил моё сердце.
Обратный путь тоже вышел долгим и занудным, с заездом в Новгород.

Второй раз поехали с одноклассниками и учительницей, на поезде. Я была влюблена в Серёжу, за мной бегал Лёша, он нравился Ане, а Костик не нравился никому, или как-то так. В общем, обычные школьные тёрки, я с Серёжей расплевалась и была не в духе, в поезде не спали, в автобусе спали, в гостинице носились малолетки, в метро заблудилась учительница с частью группы, мы с Серёжей помирились и купили бутылку вина, которую распивали у него в номере под футбол, который сочед смотрел у друга и должен был вернуться по окончании матча. Ещё мы танцевали под Металлику и говорили о глупостях, потому что прям в Эрмитаже я сообщила Сергею, что люблю его. В доволтно оригинальной форме, но речь не о том.
Да, жили мы тоже на Московском, какая-то гостиница возле станции Парк Победы.
Моя сумка пропахла колбасой, которую мама дала на дорожку, отношения всех со всеми стали ещё более странными, музеи я вообще не помню, кроме того случая в Эрмитаже, да высмотренного в Кунсткамере "ведра из кости". А, был крейсер "Аврора" и экскурсовод с придыханием читала строчки из "Медного всадника". Мне было грустно.

Третий раз оказался по совместительству и самым коротким: я намылилась в гости к ВВТ, это такой был мрачный шаман мальчик из чата. Мне было лет 19. Купила билеты на сидячий поезд, отсидела всю попу под вопли бегавших по поезду с флагами фанатов Спартака. С ВВТ мы на вокзале не нашлись, билетов было не купить, я договорилась с проводником купейного вагона на нижнюю полку за 800 рублей, огромные деньги по тем временам. На перроне познакомилась с тележурналистом Стасиком, который дал мне позвонить маме со своей мобилы и позвал пить вино. А после раития вина я пришла в своё купе, где ехали в отпуск два мичмана, и мы с ними пили пиво. Они были куда веселее и я не возражала, когда они прогнали сунувшегося было за продолжением знакомства Стасика. Мичманы до утра травили байки, так что моё поганое от порушенных планов настроение несколько улучшилось. Хотя в целом поездка, конечно, не понравилась.
 

@темы: когда-нибудь я напишу роман

22:45 

Кружатся, кружатся в глазах огни Садового кольца.

Друг с сестрой уехали, у него сегодня самолёт, сестра поедет провожать. Мы остались вдвоём.

I will meet you in the next life,
I promise you,
When we can be together...

- Что ты говоришь?
- Поехали ко мне.
- Нет, не могу. Мне завтра на работу.
- А мне нет....
- Хорошо тебе!
- Тогда по домам? - время не позднее, сейчас я спущусь в метро и спокойно доеду.
- Ммм... А пошли в казино? А?
- Пошли, - ну и что, что я никогда не была в казино. Ну и что, что я не собираюсь играть и мне это неинтересно. Главное, что расставание отклажывается.

И кружатся огни Садового, по которому мы идём. Тёплый ветер, ночь, мелькающие машины и свет фонарей.
- Сына-то как назвал? Сашей?
- Нет, хватит с нас Сан Санычей! Антоном...
- Угу.

Да неважно. Главное - огни, и тёплый ветер, и ещё сколько мгновений рядом.

@темы: когда-нибудь я напишу роман

23:57 

Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:57 

Этот понаехал в Москву из-под Челябинска. Потом рассказывал, что сделать это его побудила моя фотка, увиденная в инете.

Наша первая встреча: пошли в театр. В театр! Нет, я знала, что он сисадмин... Но вот это чудовищное волосатое дурнопахнущее нечто в обвисшем свитере превзошло все мои представления о сисадминах.
Тем не менее, в театр мы пошли. Там он умудрился в антракте заблужиться в поисках сортира, вломился непойми куда, я его искала... Мрак да и только.

Кстати, сортирная проблема встала очень остро уже тогда и так и не исчезла впоследствии: он проводил в сортире раза в три больше времени, чем я. При том, что обычно мальчики в этом вопросе быстрее девочек. При том, что все мои прочие знакомые мальчики были быстрее в 95% случаев. Вот смешно звучит, а реально напрягать стало со временем!

Как уже можно догадаться, это "со временем" настало. Да-да, я стала встречаться с этим ушлёпищем. Как, почему? Не знаю, правда!

В следующую встречу мы поехали на Черкизон, где он с моей помощью купил себе новые джинсы, рубашку и куртку. И ботинки. Его после этого даже на работу пускать не хотели. Хорошо подстричься не успел, всё-таки признали в конце концов.

В следующий раз мы пошли в кино. Кинотеатр был в центре, но древний, этакий пережиток советской эпохи неремонтированный. На первый сеанс, часов в 9 утра, мы пришли вдвоём. Это была комедия, ёпта!
Сели мы, значит. И тут ушлёпище решило волосами тряхнуть. Так тряхнул, что вмазался лобешником в деревянную, лишь слегка прикрытую дерьмантином спинку переднего сидения и в кровь разбил башку! А я сижу, мне смешно до коликов, но ржать как-то неудобно. Он в сортир убежал, а мне и выйти следом неловко: я в зале одна осталась. Так и просмотрела одна большую часть той комедии.

После сеанса я поехала его домой провожать. Налила перекиси на башку, ага. Ужаснулась нутру их с друганом съёмной квартиры. Романтика, нах. Он, правда, после этого случая всё-таки подстригся и даже стал отдалённо напоминать человека.

Про него ещё писать и писать, но я чего это всё начала... Вспомнилось случайно.
К другану потом в съёмную хату девушка приехала, и ушлёпище моё выставили. Снял себе новую хату в гребенях страшенных, однако речь не Поо то. Друган обретался недалеко от меня, и мне понравилось к нему в гости ходить. Покупвли мы пакет замороженной картошки-фри, пива и шли. Девушка картошку жарила и мы всё поглощали с майонезом или сметаной. И вот один раз говорю, поехвли, мол, тусанём. А ушлепище и возражает: это ж нам тогда опять придётся поляну накрывать! Так я поняла, что это только я считала всё мероприятие приятными дружескими посиделками, а друган нас терпел исключительно по поводу пива и ужина.

Но мне потом всё равно разонравилось туда ходить. Их там потом много таких собралось, и вечной темой стало "ах как повезло этим, кто в Москве родился, вот мы, мы их во много раз лучше, а нам так не повезло". И я как-то всё стеснялась спросить, чем же им их немосковское происхождение мешает мыться и причёсываться... Так что просто перестала туда ходить.

@темы: когда-нибудь я напишу роман

23:19 

То ли познакомились в дайриках, а встретились на Поганище, то ли наоборот... Всё равно в памяти остались только клоки какие-то.

...много пьяного народу, кто-то под гитару орёт "мы уйдём из зоопарка", и он орёт, а я этой песни не знаю....

...мы вместе чешем от метро ВДНХ к какому-то магазину, "где стоит автомат с игрушками, у которого легко выиграть", по улице Ярославской (я тогда не знала, что она Ярославская, только через несколько лет у меня оказалась учёба напротив того са ого магазина). Я даю ему денег на жетоны, он раз за разом сливает, в итоге выигрывает одну игрушку чуть не с десяти попыток и говорит, что подарит её своей девушке...

...а за полчаса перед этим мы едем в метро и он рассуждает о том, что умеет блокировать восприимчивость к боли и любит пожевать лезвие... Или про лезвие было в Кружке на Белорусской? Но как я могла там оказаться с ним вместе?...

...мы приехали на Савёловский, то ли он мне пообещал помочь что-то выбрать, то ли... Не помню. Но он приволок эту свою девочку, она представилась ником - дайриковым - а я почему-то подумала про девочку с таким ником из чата, с которой мы дружили но в реале не виделись, и приветствовала эту как старую знакомую....

...он курил трубку, я - только кальян; я попробовала его трубку и мне понравилось; мы поехали в какой-то магазинчик возле Киевского вокзала, и он помог мне выбрать трубку, прочищалку, набор ёршиков и табак, кажется, вишнёвый...

...под новый год он попросил меня одолжить ему денег, чтобы встретить праздники с девушкой, я одолжила 100 баксов, обещал вернуть, но пропал... Только написал смской, что его девочка не хочет, чтобы он со мной общался. В апреле месяце я безадресно написала в дайрике, что счастливое избавление от лже-друзей вполне стоит ста баксов, он мне вскоре отправил смс, что хочет вернуть деньги. Я предложила ему встретиться не со мной, а с моим братом. Чтобы девушка не переживала. Через несколько дней, на дне рождения эстонца, я получила смс: деньги, мол, я тебе отдал, и теперь могу сказать, что ты обидела мою девочку и потому иди к чёрту. Именно к чёрту, заметьте! Очень культурно, мне кажется. Я, правда, так и не узнала, чем я обидела тот нежный микроорганизм....

...а ещё через несколько лет он вдруг снова подписался на мой да.рик и предложил опять дружить, сказав, что девушка выжрала ему мозг и довела чуть не до сумасшествия...

@темы: когда-нибудь я напишу роман

23:46 

10 лет тому назад

23:37 

Поляк очень увлекался российской историей и учил русский язык. Поэтому, когда ему предложили командировку в Россию, радостно согласился. Правда, узнав название города, не смог найти его на карте и отправился за консультацией к своей учительнице русского, а та поведала, что город знаменит в филологических кругах как место, где был в ссылке Чернышевский.

Поляку бы уже что-то заподозрить, но он упаковал чемоданы и полетел. Варшава-Москва. Москва-Иркутск. Кто летал, тот знает. Шесть часов неповторимого полёта, и незадолго до посадки стюардесса вдруг сообщает, что Иркутск не принимает, садиться будут в Улан-Удэ. Спокойно так сообщает, и все в самолёте спокойные, это практически штатная ситуация для тех мест. Только поляк занервничал, он же не в курсе. Спросил стюардессу, где это самое Удэ. Стюардесса пожала плечами. Поляк не сдавался. Девушка принесла карту и они вместе принялись искать доблестную столицу Бурятии. Нашли с другой стороны Байкала.

Поляк, он был ответственным. Он чувствовал себя обязанным прибыть к месту командировки вовремя, потому стал суетиться и узнавать, как добраться от столицы одного субъекта Федерации до столицы сосенего на такси. Такси! "По диким степям Забайкалья", ага. Ну он просто думал, это как в Польше, пара часов езды по шоссе.

В общем, с такси не сложилось, но через несколько часов Иркутск дал добро и самолёту благополучно доставил всех из Улан-Удэ по адресу. Не беспокоился никто, включая встречавшего поляка флегматичного водителя на праворульном куске японского металлолома, по недоразумению называвшемся микроавтобусом. Что-то около сотни километров на означенном куске по восточно-сибирским дорогам,
и то, что ещё недавно было бодрым поляком, выгрузили около гостиницы. Отличная, кстати, была гостиница, переделанная из детского сада.

Дальнейшие три недели нет смысла описывать в деталях. Скажу только, что удивление поляка всё нарастало, и уезжал он удивлённым неописуемо. Его удивил город, по которому мы с ним устроили пешеходную экскурсию. Он - город - даже меня удивил. Удивительный город, чего уж там. Помимо города, поляка удивили методы работы на заводе, методы работы в команде, распитие водки из горла, откровенное склеивание его одной из наших коллег, историко-политические дискуссии о роли Польши в истории России, которые он вёл со мной. Точнее, моё полнейшее невежество в отношении этой роли. Байкал, экскурсионная электричка, ресторан в Иркутске, куда после электрички нас привели две сотрудницы экономического отдела. Да много чего там было удивительного. Даже гордые таксисты, к которым можно было подсесть только в специально отведённых местах, на поднятую руку в неустановленном месте они не останавливались.

Уезжал поляк под утро, всё на том же микроавтобусе, в компании пытавшейся склеить его девочки. Он уныло прогромыхал под окном своим чемоданом на колёсиках, словно выстукивая прощальное "да чтоб я сюда ещё раз!", и скрылся во мгле.

@темы: когда-нибудь я напишу роман

17:13 

Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:36 

Поезд мчится сквозь ночь и метель. Уже выпиты прихваченные в дорогу пиво и коньяк, съеден ужин и выпито пиво в вагоне-ресторане, просмотрен идиотский фильм "Ночной продавец", и мы сидим в нашем с Викой купе, любовно составляя натюрморты из баночек и бутылочек от всякого бухла. Он зовёт нас курить в тамбур, Вика пасует. Идём вдвоём: он в моей куртке, я в викиной шубке. Вопросы роста и размера, понимаете.

Курим. Холодно и темно, за окном мелькают тёмные силуэты деревьев, кружит метель.
- Вот я иногда думаю. Взять и выпрыгнуть. Устроить себе испытание. Доберусь ли, смогу ли. Это будет как-то по-настоящему, что ли.
- Замёрзнешь к чертям собачьим. Оденься хоть, что ли.
- Нет, понимаешь, именно испытание. Именно как есть. Смогу ли....

Неинтересно. Во-первых, я уверена, что он никуда не выпрыгнет. Во-вторых, я знаю, что он любит только такие испытания, которыми можно хвалиться до, во время и после, а бесславно замёрзнуть в лесу - это не к нему.
- Если прыгать надумаешь, куртку мою отдай....

Молчим
- Ты чего такая злая?
Молчим. А что мне сказать? Он мне никто, я ему никто, чтобы его в чём-то обвинять. Но злая-то я от его нерешительности и брехливости.
- Ну что, прыгаем, или за твоим пальто сходим?

Снова тишина.

- Слушай, бывает так, что ты не улыбаешься?
- Бывает. Только редко.

Только не когда мне больно. Когда больно - всегда улыбаюсь. Но тебе незачем об этом знать. Всё равно я для тебя слишком необычная, не как все эти твои девочки-на-ночь. И тебе не стать таким, как я, хоть иногда ты и пытаешься краешком глаза заглянуть за черту. Правда, тут же зажмуриваешься. На здоровье. Ты мне там не нужен. Ты нужен мне тут, но это пройдёт, как проходит всё.

Поезд мчится. Вика спит. Я смотрю в темноту. Улыбаюсь.

@темы: когда-нибудь я напишу роман

23:58 

Вот кто меня действительно любил, так это Валера.

Очень большой пласт воспоминаний с ним связан, очень много всего, достойного быть записанным.
Но это непросто. Слишком всё тесно сплетено, слишком большой клубок, нитки из которого тянутся далеко во все стороны.

А потом он пропал из моей жизни. Как отрезало. Его аккаунты болтаются во всевозможных одноклассниках и блогах, но они давно пусты и безжизненны. С некогда общими друзьями и я, и, судя по всему, он перестали общаться. Номер его мобильника недоступен.

И да, я помню его домашний. Но нет, я не могу позвонить. Я боюсь услышать, что его больше нет. Да-да, я боюсь этого.
И, наверное, не меньше я боюсь узнать, что он всё-таки женился на презираемой им соседке-"бухгалтереше", которую ему сватала мама, и.... Для того, кого я знала, это всё равно "его больше нет".

@темы: когда-нибудь я напишу роман

00:23 

Наш иностранец накануне прилетел с тёплого солнечного острова, а уже этим прекрасным вечером мёрз в заснеженном столичном аэропорте. Потом мы тряслись в авиалайнере Як-40, где нас обслуживала бортпроводник Склифасовская и разносили джин-тоник Очаково в баночках. После этого лайнер сел на запасной аэродром. На основной не смог: это чудо техники ветром сносило. А на запасном была лениво раскиданная от снега полоса, хорошо, что он был учебно-тренировочный, потому длинный. Потом мы искали, кто нас встречает, и тряслись в "Волге" вчетвером, обнимая свои чемоданы. А в гостинице отапливаемый номер достался почему-то только мне.

Но вообще-то он оказался ничего парнем, хотя старшая коллега его невзлюбила. Она вообще чайлдфришница феминистических уклонов. А мне он первую неделю был никак. В выходные коллега отказалась идти со мной в музей, иностранец согласился. Музей был прекрасен, потом мы гуляли по городу, он трындел без остановки. "На детях разведчиков природа отдыхает", блин. Пришлось расстроить, что МОЙ папа был контрразведчиком.

К концу второй недели он был мне уже очень и очень интересен. Хоть и женат. В последний день даже удалось раззадорить его на доказывание мне своих положительных качеств. Прямо при чайлдфришнице. Рвал - не на спор, но это определение было бы ближе всего - всё более толстые пачки бумаги.

Когда, после праздничного ужина, я пришла к себе, мне было удивительно грустно. Писала то ли стихи, то ли рассказ. Он позвонил и спросил, приду ли я скинуть на флешку какой-то мультик.
Я пришла. Пили виски, смотрели fashion-tv, говорили почти до утра. Под утро он меня поцеловал и сказал:
- Всё у тебя будет хорошо.
И уже надо было идти собираться, оставалось не более двух часов до вылета.

И я сквозь слёзы думала: что, ну что может быть хорошо без тебя?

Всё хорошо. Мы друзья. Видимся иногда, раз в год-другой. С сестрёнкоц меня познакомил, мы с ней дружим, хотя видимся едва ли чаще. Солнечные острова так далеко от наших палестин...


А с женой он развёлся....

@темы: когда-нибудь я напишу роман

23:17 

Был момент, я восхищалась человеком у которого, как мнеиказалось, - и как он позиционировал, - не было гордости.

Теперь, по прошествии лет, понимаю две вещи.
Тот человек может и не имел гордости, но вот гордыня у него зашкаливала.
А гордость быть должна. Иначе это не человек, это амёба получается.

@темы: когда-нибудь я напишу роман

23:45 

Когда-нибудь я напишу роман.
Целых два: один фантастический, второй, наверное, дамский. А может, это будет какой-нибудь сюр.

Для второго я соберу все те отрывки, которые здесь помечены тэгом "когда-нибудь я напишу роман". Я придумаю, что у них общего. Я подведу под них обоснование и хронологию. Или не стану подводить, и тогда это точно будет сюр из разных кусков, разных времён, разных миров.

Когда-нибудь я напишу роман....

@темы: когда-нибудь я напишу роман

00:15 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:14 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Изнанка вечности

главная